?

Log in

Мария · Кондратова · (Maria · Kondratova)

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *
* * *
На сайте фестиваля опубликована официальная программа. Наш фильм "Город" будут показывать в саду им. Баумана 29-го вечером, в программе с 20.00 по 23.30. К сожалению хронометраж лент не указан, но думаю мы будем где-то между 21.00 и 22.30. Приглашаю всех, кому интересно.
* * *

ПОДАРОК

Завтра мой день рождения и в этом году я получу самый дорогой, самый значительный подарок за всю мою жизнь. Премьеру полнометражного фильма снятого по моему сценарию на Международном Московском Кинофестивале (ММКФ). Я не особенно афишировала свое участие в этом проекте, потому, что в кино сценарист, слишком видит на экране лишь ошметки своего замысла. Я очень не хотела и боялась оказаться в положении человека, который объясняет всем и каждому "я этого не писал!". И безусловно предпочла бы полную безвестность такой сомнительной славе. Но сегодня был предпремьерный показ для прессы и я впервые увидела фильм завершенным. И теперь я могу, имею право сказать - плохая или хорошая, но это мой история. И это - мое кино. Я счастлива. Я более чем счастлива. Я существую.

Я проживаю одно из тех мгновений, что как в фокус собирают всю твою предыдущую жизнь и сообщают ей значение и смысл. Это для того, чтобы написать этот сценарий я часами ждала приема в детской поликлинике и выслушивала усталые жалобы-исповеди немолодых врачих. Это для него я ходила на "Закрытый показ" и старательно изображала эксперта пор понимающим и ироничным взглядом Александра Гордона. Все сюда, в эту жадную и бездонную копилку - дружба с покойным Андреем Мадисоном и его беспощадные и точные рассказы о ФЭПе, Давным давно в юности читанные очерки отца Павла Флоренского, детская, практически стершаяся из памяти экскурсия в Лавру, в Торице-Сергиев Посад - тогда Загорск. Сюда в две минуты женского разговора над раковиной вместились все мои любови и нелюбови, боль историка о никому ненужной науке - это и моя боль. Это для того я теряла друзей в жестоком разномыслии и нетерпимости, это для того, люди которых я люблю расходились, называя друг друга врагами не желая знать никакой иной правды, кроме своей, что бы в моей истории каждый из спорщиков получил слово и был, хотя бы на мгновение, - услышан.

Возможно этот фильм останется моим единственным полнометражным фильмом, как возможно и мой сын останется единственным ребенком, выношенным, выброшенным моим чревом. Возможно у других будут другие - лучшие фильмы и другие - лучшие сыновья. Я вижу огрехи и в том и в другом, я не слепая. Но сегодня один из тех дней, о которых сказано: "Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир".

Я привела в мир всех этих людей. Режиссер нашел для них психологические ходы, актеры дали им свою плоть и кровь, художник придумал декорацию и костюмы. Но сначала было слово. Слово написанное мной. Я существую.

* * *



Год назад плюс минус несколько дней мы закончили съемочный период нашего фильма "Город". Мы - это я, Maria Nashikina, Vladimir Mishukov,Елена Ташаева, Maria Guskova, Denis Guskov, Timur Ibatullin, Natalia Zherenkova, Бенрима Салмин, Özgür Kalender. Потом был долгий и мучительный монтажный период, много радости и много отчаянья. Но теперь фильм завершен и отправляется в фестивальное плаванье. Начнем мы с Канн.

Хотя наш фильм не был отобран ни в одну из конкурсных программ фестиваля, я получила приглашение представить его в рамках кинорынка на SHORT FILM CORNER. Я надеюсь это признание профессионального сообщества - добрый знак и хороший зачин для будущей фестивальной судьбы "Города", которому было отдано несколько лет моей жизни и множество душевных и физических сил многих талантливых людей. Я чувствую себя слишком усталой, чтобы испытывать счастье, но я знаю, что счастлива и буду рада, если вы разделите это чувство со мной. И еще раз большое спасибо всем, кто помог этому фильму состояться.

* * *


"Учитесь детки пока я жива" - говорит ma belle France, снисходительно поглядывая на англо-саксонских недорослей и демонстрирует класс политической игры достойный 17-го столетия - золотого века французской дипломатии и цивилизации.

Простите мне некоторую циничность тона - но политика - искусство размена и со своих 17 покойников ( любая человеческая смерть безвременно, но давайте все-таки принимать во внимание реальный масштаб происшедшего - в иных ДТП погибших бывает больше) Франция собрала такой букет социальных и политических дивидентов, какие США смогли собрать лишь ценой обрушения Башен - в которых, на минуточку, погибли не десятки, не сотни, а тысячи человек. Весь мир (значимая его часть), как заведенный повторяет, что "он-Шарли" - очаровательная, истинно французская подмена - заменить имена жертв названием издания и заставить сочувствующих желающих выразить солидарность с жертвами солидаризироваться с весьма небезусловным журналом. Безупречно сработавшие социальные технологии - и вуаля - Франсуа Орланд - чья политическая популярность, мягко говоря, не высока возглавляет полутаромиллионное шествие рука об руку с европейскими и мировыми политиками. В мире, где большая часть информационного пространства контролируется отнюдь не франкофонами, Франция одним элегантным движением брови? плеча? делает свои довольно незначительные внутренние проблемы мировой новостью номер один, а второсортный юмористический журнальчик раскручивает в мировой бренд - следующий номер Шарли выйдет тиражом уже в миллион экземпляров. Причем я даже не берусь сказать, что внес большую лепту в распространение карикатур этого сомнительного издания - сторонники или противники, наверное все-таки вторые...

Вы хотите видеть "народное единство"? - забудьте про детский лепет Майдана, Болотной или даже Поклонной. Я просто повторю число. Полтора миллиона. Вот так выглядит единство. А вот так оно ощущается изнутри - "Мне кажется если я скажу вслух, что я "не Шарли", меня просто растерзают" - меланхолически говорит мне в частном разговоре интеллигентный коллега, он безусловный противник террора и насилия, но карикатуры Шарли ему отвратительны. Коллега конечно преувеличивает, но не слишком... Воздух в Париже раскален таким знакомым экстазом единомыслия...

Я не знаю как будет использована эта энергия столь грамотно канализированная властями в шествии 11-го октября. Есть ли у французской политической элиты далеко идущие планы прямо сейчас требующие всенародного одобрения или это предварительная проба сил, проба пера, демонстрация, что старушку-Марианну рановато сбрасывать со счетов, но я не могу не выразить своего восхищения. С проблемами террора худо-бедно справляются многие страны. Но только Франция делает это по настоящему красиво....

* * *
* * *
Читайте, лайкайте, наслаждайтесь....


Одураченные макрофаги, или несколько слов о том, как злокачественные опухоли обманывают иммунитет

Иммунная система — это мощная многослойная защита нашего организма, которая потрясающе эффективна против вирусов, бактерий, грибов и других патогенов извне. Кроме того, иммунитет способен эффективно распознавать и уничтожать трансформированные собственные клетки, которые могут перерождаться в злокачественные опухоли. Однако сбои в работе иммунной системы (по генетическим либо другим причинам) приводят к тому, что однажды злокачественные клетки берут верх. Разросшаяся опухоль становится нечувствительной к атакам организма и не только успешно избегает уничтожения, но и активно «перепрограммирует» защитные клетки для обеспечения собственных нужд. Поняв механизмы, которые опухоль использует для подавления иммунного ответа, мы сможем разработать контрмеры и попытаться сдвинуть баланс в сторону активации собственных защитных сил организма для борьбы с болезнью.



ACSN — глобальный атлас сигнальных путей. От молекулярной географии рака к новым информационным технологиям в биологии


Современная молекулярная биология испытывает серьезный системный кризис, связанный с «перепроизводсвом» экспериментальных данных. Но адаптация передовых информационных методов, таких, как технология Google Maps для визуализации молекулярно-биологической информации (система навигации NaviCell) в сочетании с биоинформатическими методами моделирования и анализа, открывает новые возможности для использования данных высокопроизводительных методик.
* * *
Пасусь я теперь на ФБ в основном. Но у меня тут стихи начали опять писаться, что-то буду выкладывать в ЖЖ.

*     *      *
                    Думал броня, оказалась -скорлупка.
                    ( Эпиграф)

Слепое и нежное, птенчиком
скребется в груди.
Выклюет сердце ли, печень ли
и улетит.


ПУТЕМ ПЕТРА
Среди ошибок прожитых как жизнь,
приходит запоздалое прозренье -
я -только камень. Можешь - удержи,
меня от неизбежного паденья.

Не можешь - отпусти, я буду знать
чьей воле повинуюсь как желанью.
Тебе видней, что нужно мирозданью,
а мне одно лететь или лежать

в Tвоей руке. Но пусть... в Твоей руке.
Ты знаешь цель. Ты строил это зданье.
Клади под крышу или в основанье,
найди мне место, можно в уголке...,

я не гожусь для украшенья зал,
пустая рыхловатая порода...
Я только камень - камень у порога.
Но камни - вопиют - как Ты сказал.


ПОВТОРЫ
Казнить - нельзя. Помиловать? И больше,
не жить тобой не умирать тобой?
Носить шарфы и выбирать бриоши,
искать для старых платьев новый крой...

Искать для старых мыслей - новый крой,
стирая с губ помаду, память, имя...
Что хуже, изменять себе с тобой
или другому изменять с другими?...


* * *
Я не чувствую в себе смелости ни осудить, ни оправдать, понимая все отчетливей с каждым днем, что в этой войне я могла бы оказаться на любой из сторон.
Если бы я осталась в Харькове и поступила в аспирантуру на философский, я боролась бы за евроинтергацию и стояла бы на Майдане. Потому, что Рильке, Ремарк, Дюма, потому что Гойа, Рембранд, Курбе и импрессионисты — все скопом. Потому что Ньютон, Паскаль, Пастер, Эйнштейн и Нильс Бор... потому что там на западе обаяние древней и сложной культуры, а здесь на востоке новое средневековье и унылый путинский официоз, потому что собственная жизнь проживается скучно, суетно и бесплодно, и нестерпимо хочется чего-то другого... времени, жизни, страны... Я бы стояла с друзьями, хороший человек, среди других хороших людей. Бросала бы бутылки с зажигательной бутылки и оплакивала погибших и не испытывала ни малейших сомнений по поводу того, кто именно заслуживает смерти, а кто слез. Я собирала бы деньги и для украинской армии и доказательства зверств сепаратистов — для самоуспокоения и повторяла, как заклинание - «С ними иначе нельзя», но не задумывалась — а пробовал ли кто-нибудь иначе - потому, что нельзя сказать, что картинка «На Донбассе, бесчинствуют  исключительно пришлые — российские - террористы, а мирные жители, проклинают сепаратистов и мечтают о приходе украинской армии» - не имеет ничего общего с действительностью, она всего лишь не полна...
Если бы мужчина от которого и за которым я уехала в Россию — реконструктор, патриот, монархист был хоть немного последовательней, на каждом из этих путей... Если бы чуть чуть другое соотношение между «православным» и «патриотическим», «русским» и «советским» сложилось к 2014 году в моей системе ценностей и координат, то я была бы сейчас под Славянском, в Донецке или Луганске.  Потому что «Овод», «Спартак», «Четвертая высота» и «Как закалялась сталь»,  потому, что несокрушимых и не пересматриваемых границ на этой территории не существует по меньшей мере с1991 года, а для кого-то и вовсе с 1917-го. А в бумажка подписанная тремя ублюдками в Пуще с единственной целью — позволить республиканской номенклатуре конвертировать власть в собственность без оглядки на союзное начальство, обладает несокрушимым историческим и юридическим авторитетом только для тех немногих, кто выиграл на этом раздербане, но никак не для тех, кто потерял. Потому что  на востоке обаяние самобытного и трагического «русского пути» славное, великое общее прошлое, а на западе убогие фольклорные хороводы с соломенными куклами и рушниками ради которых рушат общую память и общий дом,   потому что собственная жизнь проживается скучно, суетно и бесплодно, и нестерпимо хочется хочется чего-то другого... времени, жизни, страны...  И я бы  училась стрелять и вспоминала, как перевязывать раненых  и не испытывала никаких сомнений по поводу того, кто заслуживает смерти, а кто слез. И чувствовала бы поддержку множества хороших людей. Я бы плакала фотографируя трупы людей и выбитые окна домов и не плакала видя, как падает подбитый самолет.  Я собирала бы помощь для ополчения и доказательства зверств украинской армии— для самооправдания  и повторяла, как заклинание - «С ними иначе нельзя», но не задумывалась — а пробовал ли кто-нибудь иначе - потому, что нельзя сказать, что картинка: «Украинская армия воспринимает народ Донбасса не как объект защиты, а как досадную помеху в борьбе с сепаратистами (в лучшем случае) и как пособников террористов (в худшем) и относится соответственно» - не имеет ничего общего с действительностью, но и она не полна...
И наконец, если бы я вернулась после университета в родной город и жила бы там эти десять лет с горечью и бессилием наблюдая, как ветшают и приходят в негодность места моего детства, то в момент «после Майдана», когда все писанные и неписанные правила политической игры враз оказались поставлены под сомнения, я наверняка пошла бы на референдум и проголосовала  за за ЛНР не потому что верила бы всерьез в возможность присоединения к России, а исключительно потому что надоело смотреть, как креативные киевляне весело и задорно подначивают пассивное донбасское население - «мы смогли!», «мы своего добились!», « а вам слабо?!». Потому что незалежная Украина не выполнила ни одного из обещаний, звучавших при развале Союза, а Майдан не имел никакого права приватизировать народное недовольство (мое недовольство!) и конвертировать его в властные полномочия для случайных площадных крикунов. Просто потому, что достало! Потому что  - опять и опять и в этих предлагаемых обстоятельствах, не менее чем в других жизнь проживается скучно, суетно и бесплодно, и нестерпимо хочется чего-то другого... времени, жизни, страны... И мы бы стояли во дворе избирательного участка, разные, но родные, одинаково вросшие в эту небогатую, но красивую землю, лузгали семечки, улыбались друзьям и родным, и гудели, что киевляне совсем очумели... хорошие люди среди других хороших людей, которые надеются изменить свою жизнь к лучшему. И всем было по-хорошему наплевать на цвета развевающихся флагов и появившихся в городе людей с автоматами.  Потому что кавардак и люди с автоматами — всегда ходят рядом. Это Донбасс крепко усвоил еще в 90е. И если бы кто-нибудь тогда сказал, что за флаги не того цвета нас загонят под землю, а парней с автоматами станут гонять поливая Градом «по площадям», мы бы наверное только поржали: «Ну что ты несешь — пойди, проспись»
А потом я бы учила своих детей прятаться в подвале от мин и снарядов, и читала в интернете сочувственные комментарии от киевских и харьковских друзей, которые так или иначе сводились бы к тому, что гильотина, как не жаль, является единственным способом вылечить головную боль. Они предлагали бы свою помощь — хорошие люди, которым выпало нехорошее время и добродушно подшучивали над моими промытыми пропагандой мозгами, которые видят мины летящие в жилые кварталы, и женщину расстрелянную в машине у украинского блокпоста, и не видят никаких мер по защите и организованной эвакуации мирных жителей, в то время как каждому известно, что украинская армия напрасно ни в кого не стреляет, а новое «народное!» правительство денно и нощно печется о благе граждан. И я бы ненавидела таких хороших людей больше чем этих с автоматами и даже больше чем тех с танками, за то что они не понимают, что «армия может выстрелить в свой народ только один раз. Второй раз она стреляет уже в чужой народ», хотя и это тоже, конечно, — не вся правда.
Как странно думать что от участи жертвы или убийцы тебя отделяет неслучившийся поцелуй и пропущенный экзамен по философии.
* * *
Я выношу за скобки вещи, которые могут быть оспорены или трактованы так или эдак, в одну или в другую сторону. Я холодно констатирую только следующие факты:

В городскую агломерацию являющиеся центром химической промышленности Украины, в которой в силу специфики производства на небольшой площади находятся огромные количества взрывчатых и отравляющих веществ были брошены воинские подразделения во-первых, не знакомые ни со спецификой местности (см. интервью местного военврача Моралишвили  ( https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=IaEbXjeSsek) во вторых, беспомощные в плане общевойсковой подготовки - (см легкость с которой они попали в элементарную засаду и общий ход событий). Но при этом вооруженные орудиями, которые при "удачном" попадании могли бы превратить в "мертвую зону" территорию в несколько десятков км квадратных, населенную более чем 100000 жителей. Образ "обезьяны с гранатой" кажется мне недостаточно сильным, но другого с ходу придумать не могу.

Место сражения, где украинская армия стала палить из орудий во все стороны - около ЖД вокзала - это, на минуточку, аккурат в паре км от завода по производству взрывчатки, с одной стороны и хранилищ НПЗ с другой.

Власть, которая приняла решение о такой операции в таком месте - это власть идиотов или преступников ни во что не ставящих жизни людей Луганщины (ну и собственной армии, само собой). Впрочем более уместен будет пожалуй союз "и". И преступники И идиоты.

P.S. Знакомые медики подтверждают обстрел машины скорой помощи  украинской армией, и то что раненые украинские солдаты просили не выдавать их "своим", цифры убитых/раненых озвучиваемое украинскими СМИ так же в разы расходится с теми о которых говорят люди из этих городов.
* * *
Оригинал взят у a_dyukov в Эталонная выставка
Убить человека трудно.

Вот рядом с тобой стоит человек: живой, дышащий, теплый. Разговаривает, улыбается.

Вот как его убить?

Поэтому перед массовыми убийствами людей расчеловечивают. Убеждают самих себя и окружающих, что жертва - это не вполне человек.

Именно этот процесс уже несколько месяцев я наблюдаю.

Сначала украинская патриотическая интеллигенция распространяла hate speech в отношении антимайдановски настроенных жителей юго-востока, потом писала о "титушках", "сепаратистах из Белгорода", "диверсантах", "орках", "колорадских жуках", etc. А вот теперь - новый шаг. Вот фотографии со вчерашней выставке "Осторожно, русские!", состоявшейся в рамках презентации "масштабного культурологического проекта" под названием "Украинский Культурный Фронт". Омерзительные агрессивные грязные русские с георгиевскими лентами сидят в клетке с надписью "не кормить". Это не люди - это практически животные.


Читать дальше...Свернуть )

Используемые на Украине механизмы расчеловечивания "других" приобретают все более и более эталонные формы. Точно так же в свое время нацисты показывали евреев.

Ну давайте, расскажите мне, что на Украине нет нацизма.

А еще мне интересна реакция на это прогрессивной российской либеральной интеллигенции, свезенной вчера в Киев. Наверняка опять не заметят.

* * *
* * *

Previous